nik_ej (nik_ej) wrote,
nik_ej
nik_ej

Categories:

Сломанный «Щит»: загадка смерти министров обороны стран-союзников СССР



Среди множества кровавых тайн, связанных с подготовкой организации в Советском Союзе «перестройки» и его последующего уничтожения, далеко не последнее место занимает более чем странная череда смертей высших военных руководителей стран-членов Организации Варшавского договора, последовавшая после масштабных учений армий этого блока «Щит-84», проходивших на территории Восточной Европы.

Таким образом силы, осуществлявшие реализацию плана по ликвидации СССР и всего социалистического лагеря, как такового, устранили одну из самых серьезных угроз для него. Ни о каких «случайностях» и совпадениях» в данном случае не может быть даже и речи.


Убрать с дороги военных

Как я уже писал ранее в ряде статей на данную тему, путь «наверх» Михаилу Горбачеву и его клике прокладывался, в том числе, и путем физического устранения тех лиц в высшем руководстве партии и страны, которые могли бы стать помехой для прихода «перестройщиков» к реальной власти. Тем более – не допустить последующей реализации ими своих предательских намерений. Реальных сил, способных на подобное, кроме высших руководящих органов КПСС, в Советском Союзе было совсем немного. Комитет государственной безопасности да армия – вот, пожалуй, и все. При этом осуществить действительно масштабные мероприятия по наведению в стране порядка могла только армия. Если же говорить о всех государствах, входивших в «социалистический лагерь», то удержать их «в узде» могли исключительно военные руководители ОВД, объединенные едиными намерениями и четко координирующие свои действия. Так было, причем не раз – в Чехословакии в 1968 году, в Венгрии в 1956-м...

Во время описываемых нами событий «на очереди» стояла Польша – там гнилое болото «демократии» бурлило и булькало начиная с 1981 года, заставив тогдашнего лидера страны, Войцеха Ярузельского ввести военное положение. Тем не менее окончательной стабилизации положения достичь не удалось – все понимали, что рано или поздно «польский вопрос» придется решать самым кардинальным образом. Советская армия к тому моменту уже имела немалый боевой опыт, полученный в современных условиях – в Афганистане, и ввод ее контингента, а также подразделений армии ЧССР и ГДР в Польшу, по имеющейся информации, обсуждался и рассматривался на полном серьезе.

Собственно говоря, упоминаемый мною «Щит-84» и был блестящей демонстрацией полной готовности ОВД к проведению боевых операций по «вразумлению» некоторых его членов. Наши десантники высаживались на территории Чехии и Германии, мотострелки неудержимо наступали в Словакии. Естественно, «при поддержке боевых товарищей» из венгерской и восточногерманской армий, но кто «играет первую скрипку» в этом великолепном «концерте» огня и стали, было ясно любому. Вообще говоря, в ходе этих маневров отрабатывалось взаимодействие не только полевых подразделений, но и штабов всех до единой армий Организации Варшавского договора – от СССР до Болгарии. И очень было похоже на то, что в данном случае речь идет вовсе не о противостоянии «империалистической агрессии» в виде внезапного нападения войск НАТО, а о чем-то совершенно другом.

Легко можно предположить, что собравшиеся во время учений в тесном кругу министры обороны социалистических стран не водку трескали, не анекдоты травили, а обсуждали крайне серьезный и становившийся к тому времени все более актуальным вопрос: «Что делать, если «в разнос» пойдет вся система, которую они присягали защищать? Как поступить, если враг придет не снаружи, а изнутри?» Фактически, эти люди даже при условии гибели или предательства высших государственных руководителей вполне могли повернуть историю вспять и не допустить всего того, что произошло потом, начиная с уже совсем близкого 1986 года. Очень похоже на то, что консенсус по данному вопросу был ими найден, и это настолько напугало тех, кто не спускал глаз с участников встречи, что приказ об их ликвидации был отдан немедленно. И тут же приведен в исполнение. Впрочем, в данном вопросе все весьма запутано и подробнее о том, каким именно способом было осуществлено это чудовищное преступление, мы поговорим позже.


Сталинский нарком на пути «перестройщиков»

Дабы не затягивать повествование и не нагнетать интригу сверх меры, сразу уточню: буквально в течение года с небольшим после окончания учений «Щит-84» из жизни ушли, один за другим, четыре министра обороны – СССР, ГДР, Чехословакии и Венгрии. Их смертям предшествовало заболевание с абсолютно одной и той же клинической картиной: легкое недомогание – вялотекущая пневмония – тяжелейшее поражение крови – аневризма аорты – сердечная недостаточность – летальный исход. Списать все на «геронтократию», как в случае с членами ЦК КПСС, никак не получится. Кое-кто, тем не менее пытается: мол «старички-генералы» то ли на маневрах переусердствовали, то ли после них за столом – вот и перемерли от совершенно естественных причин. Не сходится! Тому же Устинову на момент смерти было 76 лет, его коллеге из Германии Хайнцу Гофману – 75, но возглавлявший армию ЧССР Мартин Дзур «сгорел» в 65 лет, а венгерский министр обороны Иштван Олах и вовсе в 58! Все они принимали участие в маневрах, ставших для них роковыми.

Прошу заметить – лечили этих людей, как вы понимаете, вовсе не фельдшера-недоучки в полевом госпитале. На спасение их жизней были брошены силы лучших медиков и все мыслимые и немыслимые средства. Не удалось. Впрочем, за исключением одного случая – с такой же точно таинственной хворью слег и еще один участник «Щита», министр обороны Болгарии Добри Джуров. Однако он выкарабкался. Или ему позволили... К этой, крайне интригующей теме мы вернемся. А пока что просто еще раз отметим – когда на протяжении краткого времени при абсолютно схожих и предельно «мутных» обстоятельствах погибают четверо людей самого разного возраста, но принимавшие участие в одном мероприятии и представляющие нешуточную угрозу для кого-то... Это никакое не совпадение, это убийство!

Первой его жертвой вполне закономерно стал маршал СССР Дмитрий Устинов. О том, что он был министром обороны Советского Союза при Брежневе, Андропове, Черненко, помнят многие. Не все, тем не менее, знают, что Народным комиссаром вооружений СССР он стал при товарище Сталине, в неполных 33 года. Произошло это 9 июня 1941 года. Счет времени до начала войны тогда шел уже не на годы и месяцы, а на дни и часы. Иосиф Виссарионович понимал это прекрасно и кого попало на такую должность не поставил бы. Устинов, отвечавший за каждый штык и гранату, что шли с заводов в РККА, оправдал доверие Верховного сполна – первую Звезду Героя он получил уже в 1942 году. Случалось ему и «попадать под раздачу». По делам самый молодой член Народного комиссариата и ГКО буквально летал на своем мотоцикле – ну и влетел в аварию, сломав ногу. Сталин тогда язвительно высказался по поводу «некоторых, безответственных наркомов, позволяющих себе во время войны в мирной обстановке ноги ломать». Ну, и меры принял – в своей манере. Выделил Устинову персональную машину – чтоб не гонял. Почему? Наверное, потому, что Устинов ни на день не прервал руководство Наркоматом, проводя его заседания прямо в больничной палате.

Впоследствии этот выдающийся государственный деятель стоял у истоков создания советской ракетной программы и системы противоракетной обороны страны. Вклад Дмитрия Устинова в развитие советского государства и армии переоценить вообще невозможно. Работоспособность его поражала даже людей сталинского времени, поголовно привыкших «пахать на износ». Спал маршал по 3 – 4 часа в сутки, выходных не признавал. Лишь время от времени его удавалось буквально выпихнуть в короткий отпуск. Останься во главе Советской армии этот фанатично преданный своей Родине человек сталинской закалки, Горбачева и его приспешников ожидал бы не смехотворный ГКЧП, а нечто совсем иное. При этом можно не сомневаться, что конец их вредительству был бы положен не в 1991 году, а намного раньше.


Яд, вирус или... лекарства?

Широкое применение западными спецслужбами и, прежде всего, ЦРУ США в их войне против «врагов Америки» различных образцов химического и биологического оружия секретом ни для кого давно не является. Достаточно перечислить попытки извести кубинского лидера Фиделя Кастро, в основном предпринимавшиеся именно с применением такого арсенала. Споры о том, что стало причиной гибели министров обороны стран ОВД – «медленный» яд, использовавшийся еще со Средних веков или некий смертоносный вирус, которым их заразили, идут по сей день. Лично я склоняюсь ко второй версии. При этом, скорее всего, дело обстояло еще сложнее. Возможно, для того, чтобы проникшая в организм жертв зараза из неприятной, изматывающей, но не смертельной хвори превратилась в убийцу, необходим был еще и некий «катализатор», вероятно, медикаментозного характера. Откуда такие предположения? Дело в том, что воспоминания тех, кто был с Дмитрием Устиновым в последние месяцы его жизни, рисуют почему-то две совершенно разные картины.

По утверждению главного врача «Кремлевки» Евгения Чазова, маршал «чувствовал недомогание» сразу после возвращения с учений, после которых отправился отдыхать в санатории «Волжский утес» в Жигулях. А после уж разболелся окончательно... Однако человек, вызывающий гораздо больше доверия – главный адъютант Устинова генерал-полковник Леонид Ивашов категорически опровергает эти домыслы. По его информации, из Чехословакии министр вернулся совершенно здоровым, и отпуск проводил совершенно в другом месте – в Сочи, на Госдаче №1 «Бочаров ручей». Там и почувствовал первые признаки недомогания. Почему же врет Чазов? Да потому, что «лечил» Устинова в это время как раз он, находившийся в Сочи! Ну и «вылечил» впоследствии в ЦКБ – до смерти... Хронология смертей министров вызывает определенные вопросы сама по себе: Устинов скончался 20 декабря 1984 года. Министр национальной обороны ЧССС Мартин Дзур вскоре после него – 15 января 1985 года. Их явно торопились убрать самыми первыми...

2 декабря 1985 года умирает министр национальной обороны ГДР Ханц Хофман, а спустя менее двух недель – 14 декабря 1985 года из жизни уходит его венгерский коллега Иштван Олах. Складывается впечатление, что в определенный момент в организмах инфицированных жертв запускался некий биологический механизм, неотвратимо сводивший их в могилу. А вот министр народной обороны Болгарии Добри Джуров, у которого в то же самое время проявились такие же самые симптомы, умудрился как-то выздороветь. Именно он впоследствии, в 1989 году, сыграл едва ли не решающую роль в отстранении от власти Тодора Живкова и сдаче страны «демократическим силам», руководимым с Запада. Тоже совпадение? Трогать польского министра национальной обороны Флориана Сивицкого, присутствовавшего на маневрах, не имело ни малейшего смысла с практической точки зрения – при живом Войцехе Ярузельском, осуществлявшем реальное руководство армией и страной.

Опять же, если бы перемерли все до единого министры, побывавшие на «Щите-84» это было бы уже слишком подозрительно. С румынским министром обороны, Константином Олтяну, вообще предельно интересно – как раз во время «второй волны» смертей его снял с должности сам Чаушеску, назначив мэром Бухареста. Возможно, этим и спас. Серьезного военного опыта Олтяну, в отличие от большинства коллег (Хофман, к примеру, начал воевать с фашистами еще в Испании в 1937 году), не имел. Но вот коммунистом был вполне убежденным. Общий итог всех этих смертей общеизвестен – во время «бархатных революций», как их называют на Западе, в процессе которых его агенты уничтожили всю социалистическую систему, практически, ни в одной стране вооруженные силы не встали на пути этого процесса. Цель была достигнута полностью.

Смерть Дмитрия Устинова и кончину Константина Черненко, ознаменовавшую приход к власти Горбачева и начало «перестройки», разделяли каких-то два с половиной месяца. В то самое время, когда отдавший всю свою жизнь служению народу и стране маршал мучительно угасал в палате московской «Кремлевки», в далеком Лондоне уже пировали стервятники. Именовавшийся секретарем ЦК КПСС изменник Родины Михаил Горбачев в компании двух своих ближайших приспешников – Александра Яковлева и Эдуарда Шеварнадзе приносил присягу на верность Маргарет Тэтчер, после этого визита вынесшей вердикт: «с этим можно иметь дело». Будущий разрушитель СССР был окончательно одобрен Западом к употреблению в дело в качестве главного Иуды. Спецоперация входила в свою завершающую стадию...

Автор: Александр Неукропный

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments