nik_ej (nik_ej) wrote,
nik_ej
nik_ej

МЕБЕЛЬТОРГ

"Следователь, разбиравшийся с крупным хищением бюджетных средств, отстранен от дела после того, как расследование зацепило крупных чиновников силовых ведомств, сообщает «Новая газета в СП-б».

Ранее FLB уже рассказывало о громком «музейном деле» в Санкт-Петербурге: в марте 2013 года выяснилось, что во время переезда Центрального военно-морского музея (ЦВММ) из здания Биржи на Стрелке Васильевского острова в отреставрированные Крюковские казармы на площади Труда было «потеряно» почти полмиллиарда рублей, пострадала масса ценных экспонатов. События происходили во время исполнения госконтракта на 1 млрд рублей, заключённого Министерством обороны РФ с ООО «НЕВИСС-Комплекс».

Ответственность за приемку-сдачу работ по госконтракту (еще в декабре 2010 года) заместитель министра обороны Николай Панков возложил на директора ЦВММ (сейчас уже бывшего) Андрея Лялина. В апреле Лялин был арестован. Его обвиняют в совершении преступления, предусмотренного по статье 159 УК РФ, часть 4 (мошенничество, совершённое в особо крупных размерах).

В конце ноября, как уже сообщало FLB, Андрей Лялин заключил сделку со следствием, обязавшись изобличить соучастников хищения 416 млн руб., и дал развернутые признательные показания против весьма высокопоставленных лиц. Как следует из них, вскоре после подписания госконтракта старший офицер по работе с личным составом МО РФ Сергей Масютенко (подчиненный Николая Панкова) объяснил директору музея: если тот дорожит своим местом, то должен договориться с подрядчиком о возвращении 10% от всей выделенной на переезд музея суммы наличными — то есть около 100 млн руб. в качестве отката.

Между тем 2 декабря, почти сразу после признаний Лялина и Швирикасова, как сообщает корреспондент «Новой газеты в Санкт-Петербурге» Нина Петлянова, был отстранен от расследования следователь ГВСУ ЗВО, ведущий это дело, Сергей Пешков. Решение об отстранении принял заместитель руководителя ГВСУ СК РФ генерал Сергей Бедин. Адвокаты обвиняемых не исключают, что этот шаг связан с тем, что следствие приняло нежелательный ход для руководителей силовых ведомств. Впрочем, есть и другая версия, согласно которой обвиняемые и следователи могли достигнуть неформальных договоренностей, препятствующих объективному расследованию. Поэтому, якобы, и потребовалась замена.
Изображение

Автор идеи перевода Центрального Военно-морского музея на новую площадку — Валентина Матвиенко


Напомним, эти 416 млн, о которых идет речь, якобы предназначались троим высокопоставленным сотрудникам, контролирующим деятельность Минобороны: из Военной прокуратуры Западного военного округа (ЗВО), из Службы военной контрразведки и из Главного военного следственного управления СК РФ по ЗВО. «Расплатиться» с ними, утверждает Лялин, надлежало за то, чтобы в будущем, когда по факту хищения выделенных на переезд музея бюджетных средств будет возбуждено уголовное дело, оно либо закрылось, либо развивалось удобным для взяткодателя образом.

«Мой подзащитный признал себя виновным в посредничестве в передаче взятки в 15 млн руб., — прокомментировал «Новой газете» адвокат Лялина Александр Афанасьев. — Эти деньги он получил от Александра Швирикасова и передал Сергею Масютенко». Фамилии других военных чиновников Афанасьев пока не разглашает, поскольку ждет, что в отношении них будут проводиться оперативно-следственные мероприятия, и не хочет им помешать.

Также Лялин признался, что взял у Швирикасова еще 1,5 млн руб., но их отдать Масютенко не успел — поскольку тот якобы «не принимал за раз меньше 5 млн руб.». Лялин уверяет, что эту сумму он израсходовал «на нужды музея».

Александр Швирикасов, как пишет «Новая газета», в своих показаниях подтвердил: Лялин действительно требовал 10% от суммы контракта, только передал он ему не 16,5 млн, а 56 млн руб. Как говорит бизнесмен, деньги получал лично Лялин, поскольку именно он подписывал акты приемки-сдачи работ, выполненных лишь на бумаге.

Сергей Масютенко на очных ставках с обоими фигурантами категорически отрицал свою причастность к описанным событиям. В ГВСУ СК РФ по ЗВО «Новой» уточнили, что обвинение Масютенко пока не предъявлялось, но он проходит по этому делу подозреваемым. Адвокат высокопоставленного офицера Леонид Толмачев считает своего клиента свидетелем и настаивает: «Произошло недоразумение — его не в чем подозревать!»

Адвокат Лялина придерживается иной точки зрения. Он надеется, что в будущем фигурантами резонансного уголовного дела окажутся высокопоставленные военные чиновники, которым инкриминируют ст. 285 или ст. 286 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями», «Превышение должностных полномочий»). Также защитник экс-директора ЦВММ рассчитывает, что следствие, оценив «ответственную гражданскую позицию» и «вклад его клиента в расследование дела», не только выпустит Лялина из СИЗО, но и прекратит его уголовное преследование как непричастного к совершенному преступлению.

Пока же положение бывшего музейного руководителя незавидно. Его признательные показания относительно судьбы пропавших денег не подтверждаются ничем. К тому же проясняется судьба крайне малой части из тех 416 млн, что недосчитались ревизоры.

По сведениям «Новой газеты», на днях адвокат Лялина обратился с ходатайством о назначении нескольких экспертиз: судебно-строительной, судебно-бухгалтерской и товароведческой — для установления реальных затрат и объема работ по перемещению музея, выполненных «НЕВИСС-Комплексом». Кроме того, уже назначена финансовая экспертиза банковских счетов ООО «НЕВИСС-Комплекс», на которые Минобороны перевело почти 1 млрд руб. для реализации госконтракта, чтобы определить, как на самом деле Александр Швирикасов распорядился бюджетными деньгами.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments