nik_ej (nik_ej) wrote,
nik_ej
nik_ej

Categories:

Что не должен был рассказать Слуцкий...



Начнем рассказ с неожиданного на первый взгляд прочтения одной вроде бы хорошо известной истории. В принципе комментирование мемуаров не является задачей этого исследования, но логика развития событий заставляет отступить от первоначального замысла.

Выше уже говорилось, что по расстрельным спискам, представляемым центральным аппаратом НКВД («Москва-Центр») можно точно датировать заметный скачок в ходе «большой чистки». Заметный скачок в количестве арестованных номенклатурных работников приходится на апрель — май 1937 года, причем этот скачок приходится в первую очередь на аресты офицеров НКВД и РККА. Какие события подтолкнули всплеск репрессий?

17 февраля 1938 года заместитель наркома М. П. Фриновский позвонил заместителю начальника ИНО НКВД Слуцкого Сергею Шпигельглазу и сказал: «Зайдите ко мне!» В просторном кабинете Фриновского Шпигельглаз прежде всего увидел странную фигуру Слуцкого, бессильно сползшую с кресла. На столе перед ним стояли стакан чая и тарелка с печеньем. Слуцкий был мертв. Шпигельглаз сразу же подумал, что Слуцкого убили, но лучше было не задавать вопросов. Нервничая, он предложил позвать врача, однако Фриновский заметил, что врач только что был и «медицина тут не поможет». «Сердечный приступ», — небрежно добавил он с видом знатока» [32] — так об этом событии рассказывает майор ГБ Александр Орлов в своих воспоминаниях 1953 года.

По рассказу очевидно, что для Орлова источником информации о том, что произошло на самом деле, мог быть только Шпигельглаз. То есть сигнал Орлову о том, что Слуцкого убили, сообщил именно он. Не умер, а убили. Зачем это было ему нужно и когда он это сделал? Дело в том, что в мемуарах Орлова не рассказывается о встречах Орлова и Шпигельглаза после февраля 1938 года. Это не значит, что их не было, видимо, были. Просто почему-то Орлов об этом ничего не рассказывает.



Примерно об этом же говорилось и на следствии в 1939 году. Начальник спецотдела Алехин подтвердил, что Слуцкий был отравлен по приказу Заковского и Фриновского. Вроде бы Заковский усыпил Слуцкого хлороформом, а потом ему сделали инъекцию, но, конечно, Орлов не мог об этом знать. Про участие Заковского Шпигельглаз же ничего не говорит, но он мог зайти позже, когда Заковского уже не было.

В зарубежные резидентуры Шпигельглаз разослал письмо, информирующее о смерти Слуцкого. По просьбе Фриновского Слуцкий был охарактеризован в этом письме как «верный сталинец, сгоревший на работе» и «крупный деятель, которого потерял НКВД». Эта фразеология должна была усыпить подозрения тех немногих ветеранов Иностранного управления, которые все еще находились за границей [32].

Зададимся вопросом: от кого так скрывал правду Ежов? От иностранной резидентуры, как утверждает Орлов?

По версии Орлова, «в то время как разгром всех остальных управлений НКВД завершился очень быстро, аресты сотрудников Иностранного управления производились с большой осмотрительностью и были, так сказать, строго дозированными. До тех пор, пока начальник этого управления Слуцкий находился на своем посту, многим казалось, что Сталин решил не ослаблять это управление поголовными арестами, а, напротив, поберечь наиболее квалифицированные кадры, знающие заграницу и владеющие иностранными языками» [32]. Орлов считает, что Слуцкого продержали на посту начальника ИНО так долго — до февраля 1938 г., только потому, что Ежов нуждался в его имени, чтобы не потерять зарубежную резидентуру. Но к февралю 1938 г. он стал уже не нужен.

С легкой руки Орлова эта версия попала во все исследования по истории внешней разведки. Конечно, какую-то роль этот мотив играл. Вместе с тем позволительно в нем усомниться, и не только потому, что аресты в ИНО продолжались весь 1937 год, в том числе и аресты иностранной резидентуры.



Усомниться надо, потому что она противоречит тому, что рассказывает сам Орлов. А он ясно дает понять, что был хорошо информирован о ситуации в СССР. Причем рассказывал ему прежде всего… Шпигельглаз.


Орлов рассказывает, что больше всего о репрессиях он узнал именно от Шпигельглаза, «который был буквально нашпигован подобными историями. Ему и самому позволили съездить за границу только потому, что в Москве у него оставались заложники — жена и дочь… Подобные рассказы мне приходилось слышать и раньше, но Шпигельглаз благодаря своему положению в НКВД знал больше других» [32].

То есть если руководство НКВД и делало попытки избежать утечки информации о чистке, то довольно неуклюже. Как, например, понять такой эпизод: «Однажды, когда мы ехали с ним в машине из Валенсии в Барселону, он [Шпигельглаз] вновь заговорил о массовых арестах и рассказал, между прочим, о самоубийстве ряда видных сотрудников НКВД, которых мы оба хорошо знали. Он перечислял фамилии крупнейших деятелей, исчезнувших за последние месяцы, и неожиданно произнес: «Они прикончили также и Орджоникидзе!»

Услышав это, я вздрогнул. Хотя Шпигельглаз только подтвердил слух, дошедший к нам через дипкурьера, у меня невольно вырвалось: «Не может быть!»

— Это точно, — возразил Шпигельглаз. — Я знаю подробности этого дела. У Орджоникидзе тоже текла в жилах кавказская кровь — вот он и поссорился с хозяином. Нашла коса на камень…» [32].

Трудно не задать себе вопрос, с какой целью заместитель начальника отдела рассказывал все это своему резиденту в Испании. Понятно, конечно, что может быть, им просто двигали эмоции и страх. Может быть, даже вероятнее всего, он боялся. Непонятно другое — откровенность в разговоре с Орловым увеличивала его безопасность или нет? А если бы Орлов после визита начальника написал бы донесение в Центр, что, собственно, он и должен был бы сделать? Ведь откровенность Шпигельглаза очень похожа на провокацию, особенно в том, что касается информации и о смерти Орджоникидзе, и о смерти Слуцкого. И что, Шпигельглаз этого не понимал? Или Орлов придумал все эти откровения… Странная история…



Было бы наивно думать, что причины смерти Слуцкого скрывали только потому, что Ежов нуждался в его имени, чтобы не потерять зарубежную резидентуру. Похоже, там довольно хорошо представляли, что происходит в СССР.

Обратим внимание на еще одну деталь: «Ежов распорядился, чтобы гроб с телом Слуцкого был выставлен в главном клубе НКВД «для прощания с умершим» и чтобы вокруг гроба нес дежурство почетный караул» [32]. Это тоже для резидентов в Праге, Париже, Мадриде и Нью-Йорке? Впечатление, что все это скорее «для внутреннего пользования», что надо ввести в заблуждение кого-то внутри страны. Может быть, кого-то в Кремле?

А. Павлюков в крайне интересном исследовании «Ежов» также считает, что Слуцкого убили. Автор связывает его смерть с тем, что два «партийца», пришедшие в органы вместе с Ежовым — Баранов и Курмашев, «раскололи» арестованного комиссара ГБ 1-го ранга Агранова и тот дал показания о «враждебной деятельности Слуцкого в органах» [43, с. 368]. Фриновский и Ежов испугались, что эта информация дойдет до Сталина раньше, чем они успеют ему доложить. Поэтому руководством НКВД было принято решение «сдать» Слуцкого, и с согласия вождя он был ликвидирован. Правда, в работе Павлюкова содержится и иная информация, не совсем согласующаяся с его версией. На следствии бывший нарком внутренних дел Украины Успенский показал, что когда Фриновский позвонил в Киев Ежову и рассказал о смерти Слуцкого, то из их разговора Успенский понял, а затем это ему «рассказал и Ежов, что Слуцкий неудачно сделал какую-то работу за кордоном, имел по этому поводу крупный разговор с Фриновским и неприятность для себя, что он от этого затянулся папиросой и умер якобы от разрыва сердца. Я еще тогда сказал Ежову, что сомневаюсь, что Слуцкий помер естественной смертью, и думаю, что папироса у него была не простая, а с какой-либо начинкой…Ежов замялся и ответил: «Все возможно» [82, с. 371].



Павлюков не объясняет, почему, с его точки зрения, Ежов уклонился от контроля за ликвидацией Слуцкого и поручил исполнение Фриновскому (подчеркну — не исполнение, конечно, а именно контроль). Автор пишет, что наркому это нужно было, «чтобы избежать возможных подозрений в причастности». Но подозрений с чьей стороны? Ведь, по мнению Павлюкова, Сталин и так знал о том, что Слуцкого уберут, что же это Ежов так «шифровался» от зарубежных резидентов? Может быть, Сталин все-таки не все знал, или, может быть, он знал о «предательстве» Слуцкого, но не то, что было на самом деле, а то, о чем ему доложили? Тогда страх Ежова понятнее. Обратим внимание и на то, что сказал Ежов: «…Слуцкий неудачно сделал какую-то работу за кордоном, имел по этому поводу крупный разговор с Фриновским».

Чтобы разобраться в смысле произошедшего, надо сначала вспомнить, что за фигура комиссар ГБ 2-го ранга СЛУЦКИЙ АБРАМ АРОНОВИЧ. Он родился в 1898 г., в украинском селе, отец кондуктор. Затем семья переехала в Среднюю Азию, учился в гимназии г. Андижана. В 1917 г. вступил в партию большевиков. С 1920 г. сотрудник Ташкентской ЧК. Вскоре заместитель председателя Верховного трибунала Туркестана. В 1926 г. его перевели в экономический отдел ОГПУ. Одно время Слуцкий — секретарь парткома ОГПУ. В ЭКУ он — один из «создателей» «Шахтинского дела». С 1930 г. он работает в ИНО, где стал заместителем начальника отдела Артузова. В 1931–1933 годах находился на работе в торгпредстве в Германии. Являлся главным резидентом ИНО ОГПУ по странам Европы, возглавлял параллельный с московским центр разведки. Когда Артузова перевели в Разведупр, Слуцкий стал начальником ИНО.



Павел Судоплатов «уважал Слуцкого как опытного руководителя разведки» и внимательного человека [33, с. 108]. Иначе считал Орлов: «Его характерными чертами были лень, страсть к показухе и пресмыкательство перед вышестоящим начальством. Слабохарактерный, трусливый, двуличный Слуцкий в то же время был неплохим психологом и обладал тем, что называется «подход к людям». Одаренный богатой фантазией, он умел притворяться и артистически разыгрывать роль, которую в данный момент считал выгодной для себя. Его выразительные глаза, лучащиеся добротой и теплом, внушали впечатление такой искренности, что на эту приманку нередко клевали даже те, кто хорошо знал Слуцкого» [40]. Вместе с тем он также высоко оценивал профессиональные качества Слуцкого.

Кривицкий рассказывает историю, удивительно хорошо подтверждающую рассказ Орлова:

«Перед первым московским процессом Ягода поручил Слуцкому провести допрос троцкиста Мрачковского и «сломить» человека, к которому Слуцкий питал глубокое уважение. Мы оба плакали, когда Слуцкий рассказывал мне о своем опыте в качестве инквизитора (выделено мной. — Л.Н.). Я передам рассказ Слуцкого, насколько он запомнился мне.



— Когда я начал допрос, я был чисто выбрит. Когда я закончил его, у меня выросла борода, — рассказывал Слуцкий. — Допрос продолжался девяносто часов. Каждые два часа раздавался звонок из кабинета Сталина. Его секретарь спрашивал: «Ну как, удалось вам уломать его?»

— Вы хотите сказать, что не покидали кабинет все это время? — спросил я.

— Нет, после первых десяти часов я вышел ненадолго, но мое место занял мой секретарь. В течение девяносточасового допроса Мрачковского не оставляли одного ни на минуту. Его сопровождал охранник, даже когда он ходил в уборную.

Когда он в первый раз вошел в мой кабинет, он хромал, давало себя знать ранение ноги, полученное им в Гражданскую войну. Я предложил ему стул. Он сел. Я начал допрос словами: «Видите ли, товарищ Мрачковский, я получил приказ допросить вас». Мрачковский ответил: «Мне нечего сказать. Вообще мне не хочется вступать с вами в какие-либо разговоры. Вы и вам подобные хуже любого царского жандарма. Скажите мне, какое право вы имеете допрашивать меня? Где вы были во время революции? Я что-то не припомню, чтобы когда-либо слышал о вас в дни революционной борьбы» [31, с. 176].



Мрачковский заметил два ордена Красного Знамени на груди у Слуцкого и продолжал:

— Таких я на фронте никогда не встречал. Что же до орденов, то вы, должно быть, украли их.

Слуцкий молчал, он дал своему заключенному возможность излить желчь.

…Мрачковский поднялся и одним быстрым движением распахнул рубаху, обнажив шрамы от ран, полученных в сражениях за Советскую власть.

— Вот мои ордена! — воскликнул он…

Наконец Слуцкий заговорил:

— Нет, товарищ Мрачковский, я не крал своих орденов Красного Знамени. Я получил их в Красной Армии, на Ташкентском фронте, где сражался под вашим командованием. Я никогда не считал вас подлецом, да и сейчас не считаю. Однако вы находились в оппозиции и боролись против партии? Несомненно. А теперь партия дала мне приказ допросить вас. А что касается ран, посмотрите!

И Слуцкий оголил часть тела, показывая свои боевые шрамы.

— Они тоже с Гражданской войны, — добавил он. Мрачковский внимательно слушал, а затем сказал:

— Я не верю вам. Докажите мне.

Слуцкий велел принести свою официальную автобиографию из архива ОГПУ. Дал ее прочесть Мрачковскому. Затем он сказал:

— Я состоял в ревтрибунале после Гражданской войны. Позже партия направила меня в ОГПУ. Я лишь выполняю приказы. Если партия прикажет мне умереть, я пойду на смерть.



Слуцкий сделал это полтора года спустя, когда было объявлено, что он покончил жизнь самоубийством (обратим внимание, Кривицкий думает, что Слуцкий покончил с собой. Была, оказывается, и такая версия. — Л.Н.).

— Нет, вы переродились в полицейскую ищейку, в агента охранки, — сказал Мрачковский, затем помедлил и продолжал: — И все же, очевидно, из вас еще не вытравили всю душу.

Впервые Слуцкий почувствовал, что между ним и Мрачковским зародилась искра взаимопонимания. Он начал говорить о внутренней и международной обстановке, о советском правительстве, об угрозе извне и изнутри, о необходимости спасти партию любой ценой как о единственном пути продолжения революции (выделено мной. — Л.Н.).

— Я сказал ему, — рассказывал Слуцкий, — что лично я убежден, что он, Мрачковский, не контрреволюционер. Я достал из стола признания заключенных товарищей и показал ему доказательства того, как низко они пали, находясь в оппозиции советской системе.

На протяжении полных трех дней и ночей мы разговаривали и спорили. Все это время Мрачковский ни на минуту не заснул. Мне удалось урвать около трех-четырех часов сна за все время, пока мы с ним боролись.

…Дни и ночи проходили в спорах о том, что никто, кроме Сталина, не мог руководить большевистской партией. А Мрачковский твердо верил в однопартийную систему правления. Все же ему пришлось признать, что достаточно сильной партийной группировки, способной изменить партийный аппарат изнутри или сбросить руководство Сталина, не было. Несомненно, в стране наблюдалось глубокое недовольство, однако преодолеть его вне рядов партии означало бы покончить с системой, которой Мрачковский оставался верен.



И следователь, и заключенный согласились, что все большевики должны подчинить свою волю и свои дела воле и идеям партии. Они согласились, что необходимо остаться в партии, даже если Сталин потребует ложных признаний с целью упрочения Советской власти (выделено мной. — Л.Н.).

— Я довел его до того, что он начал рыдать, — говорил мне Слуцкий. — Я рыдал с ним, когда мы пришли к выводу о том, что все потеряно, что единственное, что можно было сделать, — это предпринять отчаянное усилие предупредить тщетную борьбу недовольных «признаниями» лидеров оппозиции» [31, с. 179].

Итак, попробуем реконструировать позицию Слуцкого. Предположим, что Мрачковский прав и из начальника ИНО «еще не вытравили всю душу». Тогда мы увидим верность революционному прошлому и веру в коммунистическую партию. При этом отсутствие особенных симпатий к Сталину и понимание того, что в реальности второй половины 30-х другого лидера у них нет. Добавим к этому человеческие качества Слуцкого — хитрость и изворотливость.

И вот именно этот человек в декабре 1936 года сообщил Кривицкому о готовящемся соглашении Москвы и Берлина: «На этот раз дела обстоят серьезно. Вероятно, осталось только три или четыре месяца до заключения соглашения с Гитлером. Не сворачивай свою работу окончательно, но притормози активность… Заморозь работу своих людей в Германии. Придержи своих агентов, переправь их в другие страны, заставь их переучиваться, но помни, происходит изменение политики! — И чтобы окончательно рассеять мои сомнения, сказал с ударением: — Это теперь курс Политбюро…» [31, с. 187].

Весной 1937 года Кривицкий был в Москве, и в этот момент Слуцкий снова познакомил его с наиболее секретным… донесением из Германии. «Суть новостей заключалась в том, что проект соглашения между Сталиным и Гитлером заключен и доставлен в Москву Канделаки, секретным эмиссаром Сталина в Берлине.



Давид Канделаки, выходец с Кавказа и земляк Сталина, официально состоял советским торговым представителем в Германии. В действительности он был личным посланником Сталина в нацистской Германии. Канделаки в сопровождении Рудольфа! (псевдоним секретного представителя ОГПУ в Берлине) как раз вернулся из Германии, и они оба быстро были доставлены в Кремль для беседы со Сталиным. Теперь Рудольф, который подчинялся Слуцкому по заграничной разведывательной службе, достиг такого положения с помощью Канделаки, что был направлен непосредственно с докладом к Сталину через голову его руководителя… Канделаки добился успеха там, где другие советские разведчики оказались бессильными. Он вел переговоры с нацистскими лидерами и даже удостоился личной аудиенции у самого Гитлера» [31, с. 198].

В этих рассказах только половина истории — правда, а другая — нет. Правда то, что Канделаки действительно был представителем Сталина в Берлине. Правда то, что он вел там переговоры с немцами. Правда то, что в апреле 1937 г. он вернулся в Москву. Но все остальное — ошибка или дезинформация. Никакой встречи с Гитлером не было. Никакого соглашения с Германией не было. Факт этот достаточно подробно изучен советскими и российскими исследователями. В работе «Сталин и НКВД» я сравнивал сообщения Слуцкого и реальный ход переговоров, показывал внутриполитический контекст тех событий [74, с. 121–122]. Дополню сейчас рассказом Судоплатова о встречах Канделаки и Шахта: «Личные высказывания Шахта о заинтересованности влиятельных финансово-промышленных кругов Германии в экономическом сотрудничестве с Советским Союзом, подтвержденные по линии разведки (!!! выделено мной. — Л.Н.), способствовали тому, что у Сталина и Молотова родилась иллюзия о возможности длительного мирного сосуществования с Германией на почве экономических связей. Такие люди в Германии были, но, как выяснилось вскоре, их экономическое и политическое влияние на Гитлера оказалось не столь… значительным» [34, с. 80].

Обратим внимание — Судоплатов подтверждает политический характер переговоров Канделаки и Шахта, подтверждает, что Кремль вел переговоры «серьезно», подтверждает, что разведка (по контексту рассказа — ИНО НКВД) подтвердила серьезность намерений Шахта (то есть Слуцкий о переговорах знал). Но — все закончилось неудачей, потому что Шахт не смог переубедить Гитлера. Канделаки расстреляли в 1937 году.



Тогда что такое рассказ об успехе миссии Канделаки: домыслы, фантазии или дезинформация? И кому принадлежит эта «версия»?

Кривицкий каждый раз ссылается на Слуцкого. Понятно, что, если все придумал сам «невозвращенец» Кривицкий, это делает его рассказ более убедительным — Слуцкий более информированный источник, чем он сам. Поэтому некоторые предполагают, что он просто приписывает Слуцкому эту легенду. Однако в мемуарах есть еще один интересный эпизод:

«В марте 1937 года я вернулся в Москву под предлогом обсуждения с Ежовым одного исключительно секретного дела… Я уже собирался вернуться в свою штаб-квартиру за границей, предварительно обсудив с наркомом Ежовым дело, которое заставило меня приехать в Москву. Одна из таких бесед происходила ночью. Ежов хотел видеть меня одного, и мы просидели с ним до четырех часов утра» [31, с. 201].

Надо же! Оказывается, было какое-то важное поручение Кривицкому, долгая личная беседа с Ежовым, без Слуцкого. И Кривицкий почти ничего не рассказывает об этой беседе! Про свою болтовню со Слуцким — целые страницы, а здесь — сквозь зубы цедит. Можно только понять, что обсуждалась информация об антигитлеровской консервативно-монархической оппозиции. Ежов, ссылаясь на Сталина, отказался верить в то, что эти планы имеют реальную политическую основу.

«Выйдя из его кабинета, я был удивлен, увидев Слуцкого, начальника иностранного отдела ОГПУ, и его помощника Шпигельглаза, которые ждали меня. Они были явно озадачены моей ночной беседой с Ежовым» [31, с. 202].

Не будем пока гадать о содержании его разговора и о причинах такой «застенчивости» Кривицкого. Ясно, что им движет не страх выдать государственную тайну — за «измену Родине» ему все равно полагалась смерть.



Важно сейчас другое: если бы рассказ о соглашении Сталина с Гитлером придумал сам Кривицкий и приписал его Слуцкому, то, конечно, эффектнее было бы приписать этот вымысел Ежову. Но нарком, по его словам, ничего такого вроде не говорит. Остается предположить, что в данном случае Кривицкий говорит правду и информацию о соглашении Сталина и Гитлера он действительно получил от Слуцкого. Тогда зачем начальник ИНО распространял среди сотрудников эту дезинформацию? На какие шаги он хотел их подтолкнуть?

Мне кажется, мы сможем понять это, если восстановим контекст событий. Еще в начале 1936 года в ИНО НКВД должны были получить сообщение о тайной встрече М. Тухачевского с представителем РОВС генералом Скоблиным на улице Сегюр в Париже, на которой маршал говорил о возможном перевороте в СССР и о возможном сближении Берлина и Москвы. Напомним, большинство исследователей убеждены, что Скоблин с 1930 года — сотрудник советской разведки и, конечно, должен был сообщить руководству о словах Тухачевского. Поскольку Скоблин сотрудничал и с немцами, в марте 1936 года «Гейдрих получил от проживавшего в Париже белогвардейского генерала, некоего Скоблина, сообщение о том, что советский генерал Тухачевский во взаимодействии с германским генеральным штабом планирует свержение Сталина». К слову сказать, Тухачевский встречался с представителями РОВС в Берлине. Во время этой своей поездки в Европу Тухачевский открыто говорил о скором повороте во внешней (и внутренней?) политике СССР и соглашении с Германией [74, с. 125].

В действительности все прогерманские заявления Тухачевского были, скорее всего, игрой, спланированной Кремлем. Минаков справедливо обращает внимание на тот факт, что после возвращения в Москву из турне по Европе Тухачевский получил повышение. 7 апреля на заседании Политбюро ЦК было принято решение о создании в РККА Управления боевой подготовки. М. Тухачевский назначался 1-м замнаркома обороны и начальником Управления боевой подготовки РККА (официально с 9 апреля). Статус Управления боевой подготовки, судя по тому, что его начальником являлся 1-й замнаркома, оказывался выше статуса Генерального штаба.



Иными словами, несмотря на свои провокационные заявления, Тухачевский пользовался доверием Сталина и получил повышение. Сталин играл на альтернативах. Политика СССР в 1935 и 1936 гг. включала в себя официальную антифашистскую (в первую очередь антигерманскую) составляющую. В нее входили поддержка демократического и антифашистского движения, союз с Францией и Чехословакией, помощь республиканской Испании. Официальными трансляторами этой политики выступали наркомы Литвинов и Ворошилов, лидеры Коминтерна — Г. Димитров и Мануильский. Однако была и неофициальная, альтернативная составляющая — зондаж возможного соглашения с Германией. Это миссии Радека, Канделаки, Тухачевского. Ее реализовывали заместители наркомов — Крестинский и Тухачевский. Это нормально и естественно. Политика всегда предполагает работу с альтернативными сценариями [74, С. 127].

Однако как относились к этой его игре союзники в Праге и Париже? Как воспринимали эту игру интернационалисты-коммунисты, евреи в НКВД, НКИД и Коминтерне?

Информация вызвала серьезную озабоченность у союзников СССР по антигитлеровскому союзу: у ЧСР и Франции. Об этом открыто говорил Бенеш советскому послу Александрову: «Тухачевский — дворянин, офицер, и у него были друзья в офицерских кругах не только Германии, но и Франции (со времен совместного плена в Германии и попыток Тухачевского к бегству из плена). Тухачевский не был и не мог быть российским Наполеоном, но… перечисленные качества Тухачевского плюс его германские традиции, подкрепленные за советский период контактом с рейхсвером, могли сделать его очень доступным германскому влиянию и в гитлеровский период… Если представить себе, что Тухачевский видел единственное спасение для своей родины в войне рука об руку с Германией против остальной Европы, в войне, которая осталась единственным средством вызвать мировую революцию, то можно даже себе представить, что Тухачевский казался сам себе не изменником, а спасителем родины» [62, с. 474].

«Если представить себе…» А если вместо имени Тухачевского «представить» имя Сталина? Да, у вождя нет давних связей в Германии, но он также может видеть спасение для СССР в войне, которая вызовет мировую революцию. Хочу быть правильно понятым — я говорю сейчас не о том, что думал Сталин на самом деле, а о том, как воспринималась политика советского руководства в Праге.

Информацию о контактах советских военных с немцами Бенеш получил в начале февраля 1937 г. Но в Москву ничего не сообщил. «В своем дневнике посол [Александровский] записывает, что Бенеш извинился перед ним за то, что не поделился с советским руководством информацией о возможных тайных контактах верхушки вермахта со штабом Красной Армии». Совершенно очевидно — Бенеш считал (и справедливо), что Тухачевский в Берлине действует по инициативе Сталина, и поэтому решил не раскрываться перед ненадежным союзником. «Насколько припоминаю, — пишет Александров, — в конце апреля у меня был разговор с Бенешем, в котором он неожиданно для меня говорил, почему бы СССР и не договориться с Германией, и как бы вызывал этим меня на откровенность, на то, чтобы я сказал, что мы действительно собираемся кое о чем договориться» [71, с. 289]. И только после ареста Тухачевского Бенеш позволил себе откровенность.

Слуцкий, кстати по свидетельству Орлова и Кривицкого, в декабре 1936 — январе 1937 г. постоянно курсировал, был в треугольнике Москва — Прага — Париж, и не безрезультатно. Еще в 1935 году Советский Союз и Чехословакия подписали «секретное соглашение о сотрудничестве разведывательных служб. Для решения этого вопроса в Москве побывал начальник чешской разведки полковник Моравец. Сотрудничество советской и чешской разведки, обмен информацией первоначально координировались Разведупром Красной Армии, а с 1937 года — НКВД».

Накануне этих решений «в первую неделю декабря 1936 года специальный курьер, прибывший самолетом в Гаагу, передал мне, — вспоминает Кривицкий, — срочное донесение от Слуцкого… Как обычно, переданное нашим курьером донесение было заснято на небольшом ролике пленки с помощью специальной фотокамеры. Этот метод использовался для всей нашей почтовой корреспонденции. Когда пленку проявили и передали мне, на ней можно было прочесть следующее:

Л. А. Наумов


Subscribe

  • Лабиринт Карнаухова

  • О Грузии

    Я когда-то давно писал о Грузии, её прошлом, настоящем и будущем. К сожалению, не могу найти этот очерк, чтобы произнести триумфальное: «Я же…

  • Враги белорусского народа

    В Белоруссии идет Большая чистка. Когда, наконец, Лука начнет брать Главное сионисткое Осиное гнездовье жидомасонских заговорщиков? ОГЛАШАЮ ИХ НЕ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments