nik_ej (nik_ej) wrote,
nik_ej
nik_ej

Categories:

Что не должен был рассказать Слуцкий... (окончание)

«Выбрать из наших сотрудников двух человек, способных исполнить роль германских офицеров. Они должны иметь достаточно выразительную внешность, чтобы походить на военных атташе, должны иметь привычку разговаривать как истинно военные люди, а также должны внушать исключительное доверие и быть смелыми. Подберите их незамедлительно. Это чрезвычайно важно. Надеюсь увидеть Вас в Париже через несколько дней».



Советский разведчик был недоволен этим распоряжением — не хотел отдавать своих агентов на сторону, не хотел ставить под удар созданную сеть. При личной встрече со Слуцким он высказал начальнику свое несогласие с этим приказом:

— Что ты задумал? Что вы, не понимаете, что делаете?

— Конечно, понимаем, — ответил Слуцкий. — Но это не обычное дело. Оно настолько важно, что мне пришлось оставить всю остальную работу и прибыть сюда, чтобы ускорить его.

Мои агенты не предназначались для специальной работы в Испании, как я первоначально думал. Очевидно, перед ними ставилась какая-то безумно сложная задача во Франции. Тем не менее, я продолжал протестовать против передачи их ОГПУ, пока, наконец, Слуцкий не сказал:

— Так надо. Это приказ самого Ежова. Мы должны подготовить двух агентов, которые могут сыграть роль чистокровных германских офицеров. Они нам нужны немедленно. Это дело настолько важное, что все остальное не имеет никакого значения.

Я сказал ему, что уже вызвал двух лучших агентов из Германии и что они вот-вот прибудут в Париж. Беседа продолжалась на другие темы до глубокой ночи. Через несколько дней я возвратился в свою штаб-квартиру в Голландии. Нужно было перестроить работу моей организации в Германии».

Некоторую информацию о характере задания, которое выполняли его люди, Кривицкий получил только в мае 1937 года: «Но в коридорах Лубянки я столкнулся с Фурмановым, начальником отдела контрразведки, действующего за границей среди белоэмигрантов.



— Скажи, тех двоих первоклассных людей, это ты послал к нам? — спросил он.

Я не понял, о чем речь, и спросил:

— Каких людей?

— Ты знаешь, немецких офицеров, — ответил он и начал шуткой укорять меня за упорство, с которым я не желал отпускать моих агентов в его распоряжение.

Это дело полностью выскользнуло у меня из памяти.

Я спросил у Фурманова, как ему удалось узнать обо всем этом.

— Так это было наше дело, — с гордостью ответил Фурманов.

Я знал, что Фурманов в ОГПУ отвечал за антисоветские организации за рубежом, такие, как Международная федерация ветеранов царской армии, во главе которой стоял живший в Париже генерал Миллер. (Имеется в виду РОВС. — Л.Н.) Из его слов я понял, что двое моих агентов были направлены на связь с русскими белоэмигрантскими группами во Франции. Я вспомнил, что Слуцкий назвал это делом величайшей важности. Фурманов теперь дал мне понять, что существовал реальный заговор, послуживший мотивом чистки Красной Армии. Но до меня это тогда не дошло» [31, с. 203].

Итак, эти агенты должны были играть роль офицеров вермахта, которые вступили в контакт с РОВС. Руководил контрразведкой РОВС генерал Скоблин, который был сотрудником НКВД.



Дальше рассказ Кривицкого хорошо согласуется с широко распространенными мемуарами Вальтера Шелленберга о том, как Гейдрих получил сообщение от генерала Скоблина о том, что Тухачевский при поддержке генералов вермахта планирует свержение Сталина. Гейдрих по приказу Гитлера сначала создал соответствующий компромат — доказательства, а затем при посредничестве Бенеша передал его Сталину. Показательно, Шелленберг не отрицает при этом того, что немцы знали (допускали?), что Скоблин сотрудник НКВД.

Версия Шелленберга всегда вызывала сомнения массой деталей, и для нас не важно, было ли это на самом деле. Мы анализируем не то, что делали или не делали немцы, а что делало руководство НКВД. То есть нам важно не то, что делали немцы на самом деле, а какой информацией об их поведении оперировали в Москве.

Примерно в то же время подробности событий о деле Тухачевского сообщает Орлов и Шпигельглаз: «Сразу же после казни Тухачевского и его соратников Ежов вызвал к себе на заседание маршала Буденного, маршала Блюхера и нескольких других высших военных, сообщил им о заговоре Тухачевского и дал подписать заранее приготовленный «приговор трибунала».

Каждый из этих невольных «судей» вынужден был поставить свою подпись, зная, что в противном случае его просто арестуют и заклеймят как сообщника Тухачевского.

На первый взгляд как будто это рассказ о сталинском произволе, но тут же Шпигельглаз восклицает: «Это был настоящий заговор!.. — Об этом можно судить по панике, охватившей руководство: все пропуска в Кремль были вдруг объявлены недействительными, наши части подняты по тревоге! Как говорил Фриновский, «все правительство висело на волоске», невозможно было действовать как в обычное время — сначала трибунал, а потом уж расстрел. Их пришлось вначале расстрелять, потом оформить трибуналом!»



А это уже иная версия событий. Получается, что Шпигельглаз убеждает Орлова в реальности заговора Тухачевского (верит он сам или не верит — это другой вопрос). Кстати, и сам Орлов, слушая рассказ Шпигельглаза, не должен сомневаться в его правдивости — он-то как раз вроде бы считает, что заговор Тухачевского был [74, с. 140–142].

Интересно, что точно такой же рассказ есть и в мемуарах Кривицкого. Во время ареста Тухачевского он был в Москве и рассказывает: «Я пошел прямо к Михаилу Фриновскому, заместителю наркома ОГПУ, который вместе с Ежовым проводил великую чистку по приказу Сталина.

— Скажите, что происходит? Что происходит в стране? — добивался я от Фриновского. — Я не могу выполнять свою работу, не зная, что все это значит. Что я скажу своим товарищам за границей?

— Это заговор, — ответил Фриновский. — Мы как раз раскрыли гигантский заговор в армии, такого заговора история еще никогда не знала. Но мы все возьмем под свой контроль, мы их всех возьмем» [31, с. 202].

Далее уже в начале июля в Париже у Кривицкого тоже был разговор со Шпигельглазом о деле Тухачевского. После спора об эффективности официальной пропаганды советские разведчики перешли к существу дела, и Шпигельглаз провозгласил возбужденным тоном:

«— Они у нас все в руках, мы всех их вырвали с корнем…

…Мы все выяснили еще до разбора дела Тухачевского и Гамарника. У нас… есть информация из Германии. Из внутренних источников. Они не питаются салонными беседами, а исходят из самого гестапо. — И он вытащил бумагу из кармана, чтобы показать мне. Это было сообщение одного из наших агентов, которое убедительно подтверждало его аргументы.

— И вы считаете такую чепуху доказательством? — парировал я.

— Это всего лишь пустячок, — продолжал Шпигельглаз, — на самом деле мы получали материал из Германии на Тухачевского, Гамарника и всех участников клики уже давным-давно.

— Давным-давно? — намеренно повторил я, думая о «внезапном» раскрытии заговора в Красной Армии Сталиным.

— Да, за последние семь лет, — продолжал он. — У нас имеется обширная информация на многих других, даже на Крестинского».



Итак, сделаем первый вывод. Несмотря на то, что Кривицкий не любит Орлова, по сути, они сообщают одно и то же — Шпигельглаз летом — осенью в 1937 году вслух никаких сомнений в деле Тухачевского не высказывал и даже, наоборот, с горячностью доказывал обратное.

Думается, что в это можно верить. Во-первых, потому что не ясно, с чего это он должен особенно раскрываться перед Кривицким и Орловым, даже если сомнения есть. А во-вторых… Обратим внимание на его слова «за последние семь лет» — то есть в начале 30-х…

В начале осени 1930 г. в Париже сотрудники НКВД СССР завербовали Николая Скоблина, и в отделе работы с иностранцами ОГПУ появились расписки генерала и его жены о согласии сотрудничать за ежемесячную оплату в двести долларов. Николай Скоблин руководитель внутренней линии РОВС — контрразведки эмигрантской организации.

Вернемся к разговору Кривицкого и Шпигельглаза:

«— Вы действительно всерьез полагаетесь на информацию из Германии? — заметил я.

— Мы получаем информацию через кружок Гучкова, — ответил Шпигельглаз, — туда внедрен наш человек.

Когда Шпигельглаз сказал мне, что сведения против Тухачевского получены от агентов ОГПУ в гестапо и попали в руки Ежова и Сталина через кружок Гучкова, я едва удержался, чтобы не ахнуть… Кружок Гучкова представлял собой активную группу белых, имеющую тесные связи, с одной стороны, в Германии, а с другой стороны, самые тесные контакты… в Париже с РОВС, возглавляемой генералом Миллером.

По данным Шпигельглаза, связь ОГПУ с кружком Гучкова была по-прежнему такой же тесной… У ОГПУ был человек в самом центре кружка. Было очевидно, что клика Миллер — Гучков, состоящая из белых, имела в своих руках оригиналы главного «доказательства» измены Тухачевского».

По сути, Шпигельглаз говорит о том, что информация в Москву пошла с момента вербовки Скоблина. Сам же Кривицкий считал, что эти доказательства сфабрикованы его собственными агентами. По его словам, за полгода до разговора с Шпигельглазом.

Как известно, существуют три версии, объясняющие арест группы Тухачевского. Часть исследователей предполагают, что был реальный заговор, другие считают, что дело маршала сфабриковано. В работе «Сталин и НКВД» я уже пытался доказать, что версия о заговоре военных, скорее всего, создана группой офицеров НКВД [74, с. 156–157].



Дело в том, что если заговор Тухачевского сфабрикован, то это либо приказ Сталина, либо провокация НКВД.

Считаю, что Сталин в июне 1937 года искренне верил в то, что Тухачевский предатель. Во-первых, я думаю так, потому что до самого конца 1936 года он поддерживал маршала, сделал первым заместителем Ворошилова. Много говорится о ненависти и зависти Сталина к Тухачевскому, но до начала 1937 года она не очень мешала карьере этого человека. Скорее Сталин спас Тухачевского от чекистов в 1930-м. А то, что он не очень любил этого человека, то кого Сталин любил и кому верил?

Во-вторых, процесс над группой Тухачевского, Якира, Уборевича отличается от других московских процессов, от процесса над Зиновьевым и Каменевым в 1936-м, Пятаковым и Радеком в 1937 г. и бухаринского процесса 1938 года. Все остальные московские процессы были пропагандистскими акциями, рассчитанными как на внутреннюю, так и на внешнюю аудиторию. Заключенные месяцами находились под следствием, их показания часто долго репетировались. Военных арестовали и почти сразу расстреляли. Причем судили закрытым судом. Иными словами — это была не пропагандистская, а политическая акция.

В-третьих, после ареста в апреле 1936 года группы Ягоды Тухачевский неизбежно попадал под подозрение. Ведь следить за лояльностью руководства РККА должны были чекисты. Но если и Ягода, и Гай, и Молчанов, и другие оказались «правыми заговорщиками», то разве они могли разоблачить заговор военных? Так или примерно так должен был думать Сталин, ведь в его системе координат и Тухачевский, и Ягода — «правые». Именно поэтому в январе 1937 г. Тухачевского отправляют в длительный отпуск.

Если Сталин весной 1937 года поверил в реальность заговора военных, то откуда он получил доказательства? Считаю, что прав Судоплатов, который сомневается и в «немецком следе» этой провокации, и в активной роли Бенеша. Скорее всего, источником провокации были чекисты, а вот кто именно? Высокие назначения получили те чекисты, которые непосредственно вели дело. Начальник особого отдела Леплевский стал наркомом внутренних дел УССР. Для него это назначение было особенно важное и приятное еще и потому, что позволяло отомстить бывшему наркому республики комиссару 1-го ранга Балицкому, который несколько лет назад «выдавил» его из Украины. Но это награда за быстрый ход следствия над уже арестованными «врагами». А почему Сталин разрешил арестовать военных? Кто дал ему информацию о том, что Тухачевский «ведет двойную игру». Разоблачение «заговора военных» стало толчком к политическому взлету и Ежова, и Фриновского. Очевидно, что Сталин доверяет им, но решатся ли они в апреле 1937 года на обман Хозяина? Потом — пойдут, и не раз, а сейчас, «в начале большого пути» (который привел их к расстрелу в феврале 1940 года)? А вот разведчики из ИНО еще не потеряли готовность к самостоятельным политическим шагам.



И здесь надо учитывать важную деталь — Слуцкий, скорее всего, реально сомневается в том, что Тухачевский не причастен к заговору военных.

Во-первых, он, скорее всего, знает о сообщении Скоблина в начале 1936 года, но не должен знать о том, что Тухачевский действовал по поручению Сталина (это информация не его уровня).

Во-вторых, еще в 1930 году чекисты получили компромат на Тухачевского. В рамках арестов но делу «Весна» был арестован давний друг Тухачевского Н. Какурин. Спустя неделю после ареста он дал показания на самого Тухачевского: «В Москве временами собирались у Тухачевского, временами у Гая… В Ленинграде собирались у Тухачевского, лидером всех этих собраний являлся Тухачевский… В момент XVI съезда и после было уточнено решение «сидеть и выжидать», организуясь в кадрах в течение времени наивысшего напряжения борьбы между правыми и ЦК. Но тогда же Тухачевский выдвинул вопрос о политической акции, как цели развязывания правого уклона и перехода на новую высшую ступень, каковая мыслилась как военная диктатура, приходящая к власти через правый уклон. В ходе «домашних бесед» М. Тухачевский объяснял, в какой примерно ситуации может открыться путь к установлению военной диктатуры… Михаил Николаевич говорил, что можно рассчитывать на дальнейшее обострение внутрипартийной борьбы». Он пояснял наиболее вероятные варианты развития политического процесса, из которых может «вырастать» необходимость установления военной диктатуры. «Я не исключаю возможности, — говорил М. Тухачевский, — в качестве одной из перспектив, что в пылу и ожесточении этой борьбы страсти и политические и личные разгораются настолько, что будут забыты и перейдены все рамки и границы… Возможна и такая перспектива, что рука фанатика для развязывания правого уклона не остановится и перед покушением на жизнь самого тов. Сталина» [34, с. 396].

Эта информация через две недели, 10 сентября, была доложена Сталину Менжинским, который советовал немедленно арестовать Тухачевского. Однако вождь не дал разрешения на это. Только спустя полтора месяца (!), в конце октября, он решил провести очную ставку Какурина и Тухачевского. И хотя на ней Какурин (и еще Троицкий) подтвердил свои показания, Тухачевского признали невиновным. Можно предположить, что в спасении Тухачевского свою роль сыграло заступничество других командиров: «…обратились к тт. Дубовому, Якиру и Гамарнику: правильно ли, что надо арестовать Тухачевского как врага. Все трое сказали: нет, это, должно быть, какое-то недоразумение» [71, с. 403]. Думается все же, что позиция Сталина была решающей. Ведь если бы он дал согласие на арест Тухачевского еще в сентябре, то стали бы другие за него заступаться так же решительно? Сталин в 1930 г. Тухачевскому поверил, а чекисты поверили? Или просто приняли к сведению, что Хозяин, по мало объяснимой для них причине, не дал согласия на арест правого заговорщика?

В-третьих, информация о сомнительности поведения Тухачевского Слуцкий получает не первый раз. Подчеркнем — не ОГПУ, а именно он. Заместителем Слуцкого был Борис Берман. В январе 1931 года по линии ИНО ОГПУ сотрудником полпредства СССР в Германии были получены сведения о переговорах рейхсканцлера фон Папена с западными державами о создании антисоветского лагеря. За работу в Берлине Берман был награжден именным оружием.



В то же время Абрам Слуцкий был главным резидентом ИНО по странам Западной Европы и действовал под прикрытием сотрудника торгпредства в Берлине в 1931–1932 гг. Именно в этот момент агенты берлинской резидентуры ИНО ОГПУ А. Позаннер и Хайровский начинают сообщать в Центр о существовании «национал-большевистской группировки… сторонников устранения евреев от руководства государством, и провозглашения военной диктатуры» [62, с. 302]. Во главе этого заговора вроде бы стоял Тухачевский. Естественно, для евреев-коммунистов это была крайне тревожная ситуация.

Именно при Слуцком и его заместителе Бермане (когда они в Берлине) шла в Москву информация от агента о деятельности «военной партии» в СССР. После их возвращения в Москву она прекратилась. Сыграло роль то, что руководитель ИНО Артузов не поверил в это. А в 1935 году, когда Слуцкий сменил Артузова на посту начальника ИНО (а заместителем стал Берман), в Центр снова пошли сообщения от агентов о заговоре в армии. Была возобновлена работа по этой версии. Впервые на это обстоятельство обратил внимание А. Колпакиди…

Заместитель Слуцкого Борис Берман, по характеристике Орлова, «вовсе не был бездушным инквизитором (в ком) годы службы в НКВД не притупили… чувства справедливости и сострадания. Но, прикованный, как раб, к сталинской колеснице… послушно исполнял приказы, идущие сверху» [74, с. 360]. Еще один честный разведчик, коммунист, еврей-интернационалист.

Иными словами, Тухачевский и не воспринимался офицерами НКВД как «свой», и его дискредитация, с их точки зрения, не противоречила интересам коммунистического движения.

В конкретной политической ситуации 1936–1937 гг. дезинформация о «заговоре Тухачевского» должна была иметь целью срыв вероятного соглашения Москвы и Берлина.

С точки зрения честных коммунистов, угроза и для них, и для их дела приобретала серьезный характер… «Хотя верхушка НКВД связала свою судьбу со Сталиным и его политикой, — вспоминал Орлов, — имена Зиновьева, Каменева, Смирнова и в особенности Троцкого по-прежнему обладали для них магической силой (выделено мной. — Л.Н.). Поэтому расстрелы троцкистов летом 1936 года нарушали важнейшие, с их точки зрения, принципы — «коммунистов расстреливать нельзя».

Показательно, что и в Берлине внимательно присматривались к сталинской борьбе с троцкистами. В январе 1937 года под влиянием процесса параллельного троцкистского центра Геббельс записал в своем дневнике: «В Москве опять показательный процесс. На сей раз почти исключительно против евреев. Радек и другие. Фюрер еще сомневается, имеется ли в процессе скрытая антисемитская тенденция. Возможно, Сталин все же желает избавиться от евреев… Итак со вниманием будем следить за дальнейшим» [29, с. 181].

С этих позиций соглашение Сталина и Гитлера, конечно, нанесет сильный удар по делу социализма в СССР и во всем мире (как это и было потом воспринято в 1939 году).



Наверное, свою роль играл и национальный фактор — нежелание евреев, коммунистов и интернационалистов допустить соглашение с фашистской Германией.

Подведем итог тому, что мы установили. Слуцкого убили при загадочных обстоятельствах, но бытовало мнение, что его смерть связана с операциями за кордоном. Мы знаем, что весной 1937 года он распространял дезинформацию о том, что соглашение между Москвой и Берлином вступило в завершающую фазу. Несколькими месяцами раньше он был причастен к подготовке дезинформации о переговорах Тухачевского с генералами вермахта.

Мы знаем, что в действительности инициативы Тухачевского и Канделаки по установлению контактов между руководством СССР и Германии осуществлялись по указанию Сталина. Тогда для характеристики отношения группы Слуцкого к происходящему могут быть применены слова человека с похожей судьбой: еврея-коммуниста, советского разведчика, в дальнейшем заключенного ГУЛАГа — Леопольда Треппера:

«Сердце мое разрывалось на части при виде революции, становящейся все меньше похожей на тот идеал, о котором мы все мечтали, ради которого миллионы других коммунистов отдавали все, что могли… Революция и была нашей жизнью, а партия — нашей семьей, в которой любое наше действие было пронизано духом братства.

Мы страстно желали стать подлинно новыми людьми. Мы готовы были себя заковать в цепи ради освобождения пролетариата. Разве мы задумывались над своим собственным счастьем? Мы мечтали, чтобы история наконец перестала двигаться от одной формы угнетения к другой, и кто же лучше нас знал, что путь в рай не усыпан розами?..

Наши товарищи исчезали, лучшие из нас умирали в подвалах НКВД, сталинский режим извратил социализм до полной неузнаваемости. Сталин, этот великий могильщик, ликвидировал в десять, в сто раз больше коммунистов, нежели Гитлер. Между гитлеровским молотом и сталинской наковальней вилась узехонькая тропка для нас, все еще верящих в революцию. И все-таки вопреки всей нашей растерянности и тревоге, вопреки тому, что Советский Союз перестает быть той страной социализма, о которой мы грезили, его обязательно следовало защищать».

Но как его защищать, если во главе страны стоит человек, который убивает коммунистов и ведет переговоры с Гитлером? С точки зрения идейных коммунистов-антифашистов, есть реальная опасность бонапартистского переворота и сговора с фашистами. Если Сталин попробует на это решиться, то он неизбежно столкнется с сопротивлением идейных коммунистов в Коминтерне, группы Литвинова в НКИД, евреев-антифашистов в НКВД.

По крайней мере, спустя полтора года, прежде чем был заключен пакт Молотова — Риббентропа, его подписанию предшествовал ряд кадровых решений.

Во-первых, на посту наркома внутренних дел Ежова сменил Л. П. Берия и устроил кадровую чистку в наркомате. В результате летом 1938 года в руководстве НКВД евреев и коммунистов с дореволюционным партстажем (и особенно евреев) почти не осталось.

Во-вторых, еврея Литвинова на посту наркома иностранных дел сменил Вячеслав Михайлович Молотов. «Когда сняли Литвинова и я пришел на иностранные дела, Сталин сказал мне: «Убери евреев из наркомата». Слава Богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов».

У офицеров ИНО НКВД, встревоженных ходом событий, конечно, недостаточно властного ресурса, чтобы повлиять на ход событий и убрать Сталина. Единственным оружием была информация и дезинформация. Но для сотрудников внешней разведки она всегда была главным и естественным оружием. Им надо было найти такой политический ход, при котором удастся сорвать возможное соглашение Сталина и Гитлера. Причем сорвать так, чтобы не дискредитировать родину социализма в глазах потенциальных союзников. Самый эффективный путь к этому — представить западным антифашистам миссии Тухачевского и Канделаки в 1936 году самодеятельностью («изменой»), а самого Тухачевского заговорщиком. Таким образом, достигается сразу несколько задач:

— удается предотвратить эволюцию СССР в направлении национал-социализма;

— сорвать переговоры Сталина и Гитлера;

— сохранить лицо Страны Советов перед антигермански настроенными политиками в Париже и Лондоне.

Сделать это можно только одним путем: убедить Сталина, что Тухачевский предатель. Для этого надо показать, что он не полностью открыл в Москве свои связи и контакты и с РОВС, и с немцами. Путь к этому — предоставить данные, полученные от белых и от немцев (а скорее всего, от одних к другим), о том, что Тухачевский рассказал не все о своих контактах в Париже и Берлине в 1936 г. и что после возвращения в Москву Тухачевский продолжает поддерживать (теперь уже несанкционированные) контакты с немцами. Эту информацию, видимо, и должны были создать агенты Кривицкого в своих контактах с руководителями РОВС. А оттуда сигнал пошел в Москву и уже как развединформация стал основой «разоблачения заговора военных».

Конечно, формальных доказательств этой интерпретации событий нет. Просто пока это представляется единственной непротиворечивой версией, объясняющей все известные нам факты.



А именно:

— руководство СССР и Коминтерна в 1934–1938 гг. официально проводило политику единого антифашистского фронта и создания системы коллективной безопасности;

— одновременно с этим Москва вела зондаж Берлина через Канделаки и Тухачевского;

— в 1936 году Тухачевский пользовался доверием Сталина;

— мы знаем о том, что возможность соглашения Сталина и Гитлера вызывала страх антифашистов и интернационалистов;

— мы не знаем ничего о попытках переговоров Москвы с Берлином с весны 1937 до весны 1939 г., то есть во время «большой чистки»;

— антифашизм — официальная идеология репрессий, в ходе репрессий ликвидированы именно те группы в советском руководстве, которые могли быть посредниками в переговорах с Берлином;

— у нас нет доказательств реального участия Тухачевского в заговоре против Сталина;

— мы знаем о том, что Слуцкий участвовал в каких-то информационных играх.

Наличие непротиворечивой версии не является, конечно, доказательством. Нужны документы. Но какие документы могут остаться в таком деле?

То, что и так известно: Москва получила какие-то материалы о «измене Тухачевского» от Скоблина. Все остальное, если и было, вряд ли могло сохраниться.

Ирония судьбы заключается в том, что инициаторы этой дезинформации и так все прямо сказали — они боятся фашистской эволюции СССР, боятся соглашения Москвы и Берлина. Заявили об этом на весь мир, открыто подготовив московские процессы, рассказав на весь мир о том, что сорвали прогерманский поворот в советской внешней политике. Они только не сказали, что видят основную угрозу для себя и для своего дела в позиции Сталина. Но разве они могли это сказать?

Думается, что Ежов и Фриновский, со своей стороны, быстро увидели открывшиеся возможности, которые давало и разгром Тухачевского, Якира, Гамарника и Уборевича. По сути, с этого момента НКВД превращался в основную силовую структуру в СССР. Да и новые возможности карьерного роста нет смысла недооценивать.

Л. А. Наумов

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments