nik_ej (nik_ej) wrote,
nik_ej
nik_ej

КРАТКАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ ПОДПОЛЬЯ

Вернемся к ещё одному моменту, который мы рассматривали ранее, но не столь подробно, как требуется. Предположим, наша страна, например, Голландия, оккупирована немцами. А мы с Вами хотим в политику, потому что в политике хорошо, сытно и пьяно, в политике интересно со всех точек зрения, а власть прекрасна всегда. Помимо этих основополагающих причин и побуждений у нас могут быть и другие, вторичные и шестнадцатеричные, в зависимости от которых мы будем играть в политику за немцев или за союзников. Или за тех и других разом, не важно. И вот, мы с Вами уже в Сопротивлении, занимаем некий чин районного руководителя, и метим в областные.


Нужно понимать, что мы пришли строить карьеру и расти вверх. И понятно, что единственный способ подняться на верхние этажи будущей независимой Голландии, это устранение конкурентов, устранение любым доступным способом. А какой способ наиболее доступен в условиях оккупации? Сдать конкурента немцам.

Совершенно очевидно, что львиная доля успехов, приписываемых гестапо и абверу, в борьбе с партизанами и подпольщиками Европы, это просто элемент подковерных интриг внутри самого Сопротивления. Нельзя сказать, что гестаповцы были лишь статистами, они тоже участвовали в игре. Только вот возможности их были невелики. Они ведь жили в оккупированных странах, ходили по улицам городов, в которых их ненавидели.

При той степени взаимного ожесточения найти пятнадцатилетнего подростка, зацикленного на ненависти к оккупантам, который бы взорвал гранату под ногами гестаповского палача, или в упор разрядил бы в него трофейный «шмайсер», найти не составило бы труда. Да, охраняли Гитлера, охраняли Кубе, охраняли ещё сотню высокопоставленных нацистских бонз – но эти бонзы и не работали по горячим делам сами. Они питались информацией и выводами рядовых гестаповцев, единственной охраной которых был «вальтер» в кармане и денщик-француз за спиной.

Так что аресты руководителей Сопротивления гестаповцами сначала на партийном бюро обсуждались. Буквально.

Ещё один способ устранения конкурента – убийство. Идет война, страна захвачена врагом, за предательство наказание одно: смерть. Поэтому-то нам и нужны боевики-телохранители. В обстановке, когда каждый уже не раз успел обвинить всех остальных в работе на гестапо, невиновным останется тот, кто останется жив.

Ну и, наконец, напоследок нам остается вариант последнего часа: хирургическое устранение всех конкурентов в краткие часы освобождения. Пока на улицах города идут бои, пока немцы держатся в зданиях вокзала и почты, наши боевики должны успеть сработать по адресам, расстреляв на месте всех остальных кандидатов в мэры и вице-губернаторы.

Вот таков тернистый путь к свободе.
Subscribe

  • Кто лоббирует возвращение в Россию одичалых и уже проштрафившися ослоёбов?

    Объявлена амнистия для мигрантов-правонарушителей. Кремль: мы ни при чём (начальник Главного управления по вопросам миграции МВД РФ.) Лидер…

  • Николай Бухарин

    Когда Бухарин пересекал границу, ему казалось, что он вдали от этой организации, которая знает все. Нельзя было укрыться там, где была сильная…

  • СЯДУТ, ВСЕ!

    Стать экстремистом в Белоруссии можно в один клик Белоруссии планируют привлекать к реальной ответственности тех, кто подписан на паблики в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments