June 28th, 2015

НА ПОЭТИЧЕСКОЙ ВОЛНЕ

Оригинал взят у nik_ej в НА ПОЭТИЧЕСКОЙ ВОЛНЕ
Народный комиссар внутренних дел СССР Генеральный комиссар государственной безопасности тов. Николай Иванович Ежов был прославлен в веках известными писателями.


«
Спасибо, Ежов!

В сверкании молний ты стал нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы батыра Ежова.

Великого Сталина пламенный зов
Услышал всем сердцем, всей кровью Ежов.
Когда засияли октябрьские зори,
Дворец штурмовал он с отвагой во взоре.

Когда же войной запылал горизонт,
Он сел на коня и поехал на фронт.
Шел класс против класса. Земля полыхала,
И родина кровью в те дни истекала.

Сжимали враги нас зловещим кольцом —
Железом и сталью, огнем и свинцом.
Я прошлое помню. В закатах багровых
Я вижу сквозь дым комиссара Ежова.

Сверкая булатом, он смело ведёт
В атаки одетый в шинели народ.
Он бьётся, учась у великих батыров,
Таких, как Серго, Ворошилов и Киров.

С бойцами он ласков, с врагами суров,
В боях закалённый, отважный Ежов.
Когда над степями поднялся восход
И плечи расправил казахский народ,

Когда чабаны против баев восстали,
Прислали Ежова нам Ленин и Сталин.
Приехал Ежов и, развеяв туман,
На битву за счастье поднял Казахстан,

Аулы сплотил под знамена Советов,
Дал силу и мудрость кремлёвских декретов.
Ведя за собою казахский народ
На баев и беков возглавил поход.

Народ за Ежовым пошел в наступленье.
Сбылись наяву золотые виденья.
Ежов мироедов прогнал за хребты,
Отбил табуны, их стада и гурты.

Расстались навеки мы с байским обманом,
Весна расцвела по степям Казахстана
Пышнее и краше былых наших снов.
Здесь все тебя любят, товарищ Ежов!

Арыки, пруды, голубые озёра
К тебе обращают счастливые взоры.
Здесь каждая травка, тростник и цветок,
Снега на вершинах и горный поток,

Просторные степи от края до края
Тебя не забыли, тебя вспоминают.
Ковыль о тебе свою песню поёт,
В движении ветра — дыханье твоё.

Звучней водопадов, арыков чудесней
Степные акыны поют тебе песню.
И вторит народ, собираясь вокруг:
— Привет тебе, Сталина преданный друг!

А враг насторожен, озлоблен и лют.
Прислушайся: ночью злодеи ползут,
Ползут по оврагам, несут изуверы
Наганы и бомбы, бациллы холеры...

Но ты их встречаешь, силен и суров,
Испытанный в пламени битвы Ежов.
Враги нашей жизни, враги миллионов, —
Ползли к нам троцкистские банды шпионов,
Бухаринцы, хитрые змеи болот,
Националистов озлобленный сброд..

Они ликовали, неся нам оковы,
Но звери попались в капканы Ежова.
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.

Раскрыта змеиная вражья порода
Глазами Ежова — глазами народа.
Всех змей ядовитых Ежов подстерег
И выкурил гадов из нор и берлог.

Разгромлена вся скорпионья порода
Руками Ежова — руками народа.
И Ленина орден, горящий огнем,
Был дан тебе, сталинский верный нарком.

Ты — меч, обнажённый спокойно и грозно,
Огонь, опаливший змеиные гнезда,
Ты — пуля для всех скорпионов и змей,
Ты — око страны, что алмаза ясней.

Седой летописец, свидетель эпохи,
Вбирающий все ликованья и вздохи,
Сто лет доживающий, древний Джамбул
Услышал в степи нарастающий гул.

Мильонноголосое звонкое слово
Летит от народов к батыру Ежову:
— Спасибо, Ежов, что, тревогу будя,
Стоишь ты на страже страны и вождя!

Кочуй по джайляу, лети по аулам —
Степная, гортанная песня Джамбула, —
О верном и преданном сталинском друге,
Враги пред которым трепещут в испуге.

Любви своей к Родине он не изменит.
Как лучшего сына страна его ценит.
Он снится шпионам, злодеям заклятым,
Всегда — обнаженным разящим булатом.

Нас солнечный Сталин повел за собою
И Родина стала страною героев,
Каких не рождалось в замученных странах
При белом царе, при султанах и ханах.

Геройство повсюду: в пшеничном просторе,
В лазури небес, на лазоревом море, —
И там, где тревожные реют зарницы
На синих, далеких зелёных границах.

Я славлю героя, кто видит и слышит
Как враг, в темноте подползает к нам, дышит.
Я славлю отвагу и силу героя,
Кто бьется с врагами железной рукою.

Я славлю батыра Ежова, который
Разрыв уничтожил змеиные норы,
Кто встал, недобитым врагам угрожая
На страже страны и ее урожая.

Будь орденом Ленина вечно украшен,
Наш зоркий хранитель заводов и пашен,
И пусть моя песня разносит по миру
Всесветную славу родному батыру.

»
— © Джамбул
© перевод Константин Алтайский

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ ЧЕКИСТ, БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА

Оригинал взят у nik_ej в СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ ЧЕКИСТ, БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА
Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил.

Николай Иванович Ежов




Сам железный нарком нередко баловал своим присутствием места, где происходило исполнение приговоров о высшей мере социальной защиты. При нем расстрельное действо обретало черты художественной постановки.

Осенью 1937-го перед расстрелом своего приятеля в прошлом Яковлева-Эпштейна (наркома земледелия — ответственного за голодоморы и бездумную коллективизацию) Ежов поставил его рядом с собой — наблюдать за приведением приговора в исполнение. Яковлев, встав рядом с Ежовым, обратился к нему со следующими словами: «Николай Иванович! Вижу по твоим глазам, что ты меня жалеешь». Ежов ничего не ответил, но заметно смутился и тотчас же велел расстрелять Яковлева.


Не менее запоминающаяся сцена разыгралась, когда в марте 1938-го приводили в исполнение приговор по делу Бухарина, Рыкова, Ягоды и других. Ягоду расстреливали последним, а до этого его и Бухарина посадили на стулья и заставили смотреть, как приводится в исполнение приговор в отношении других осужденных. Ежов присутствовал и, вероятнее всего, был автором затеи. Причем перед расстрелом Ежов велел начальнику кремлевской охраны Дагину избить Ягоду: «А ну-ка дай ему за всех нас».

В то же время расстрел собутыльника Буланова расстроил Ежова, и он даже приказал сначала дать ему рюмку коньяку.

САМЫЙ ЧЕЛОВЕЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Оригинал взят у nik_ej в САМЫЙ ЧЕЛОВЕЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК


До 1937 года Ежов не производил впечатления демонической личности. Он был общителен, галантен с дамами, любил стихи Есенина, охотно участвовал в застольях и плясал "русскую".


Писатель Юрий Домбровский, чьи знакомые знали Ежова лично, утверждал, что среди них "не было ни одного, кто сказал бы о Ежове плохо, это был отзывчивый, гуманный, мягкий, тактичный человек".


Надежда Мандельштам, познакомившаяся с Ежовым в Сухуми летом 1930 года, вспоминала о нем как о "скромном и довольно приятном человеке", который дарил ей розы и часто подвозил их с мужем на своей машине.

ВОТ КАК НАДО РАБОТАТЬ!

Оригинал взят у nik_ej в ВОТ КАК НАДО РАБОТАТЬ!
Один из следователей в 1937 году с гордостью рассказывал коллегам, как в его кабинет зашел СА товарищ Ежов и спросил, признается ли арестованный. "Когда я сказал, что нет, Николай Иванович как развернется, и бац его по физиономии!".

Конец "кровавого карлика" Николая Ежова

Оригинал взят у beria_lavr в Конец "кровавого карлика" Николая Ежова
75 лет назад, 10 апреля 1939 года, был арестован бывший нарком внутренних дел СССР Николай Ежов, которого поэт Джамбул называл "сталинским батыром", а его жертвы - "кровавым карликом". http://www.bbc.com/russian/russia/2014/04/140409_yezhov_fall

Как красиво, бескровно и профессионально задавить цветную революцию в зародыше. | Насправді