June 29th, 2009

ЧИСТКА ПО КИТАЙСКИ

Недавно в Китае за получение взятки арестован мэр города Шэньчжэнь. Ему теперь грозит смертная казнь по обвинению в коррупции.

По китайскому телевидению время от времени демонстрируют публичные расстрелы чиновников. Взятка или хищение на сумму более миллиона долларов - высшая мера наказания. В эти дни темой разговоров в Поднебесной стали недавно опубликованные цифры. С 2000 года в Китае расстреляны за коррупцию около 10 тысяч чиновников, еще 120 тысяч получили по 10-20 лет заключения.

Сейчас в Китае много говорят о расстреле вице-мэра Пекина Лю Чжихуа. Он семь лет возглавлял управление китайской "Силиконовой долиной" - наукоградом Чжунгуанцунь в северо-западном университетском предместье Пекина. И сумел использовать для своей личной выгоды стратегический поворот китайского руководства к созданию инновационной экономики.

Наживался на Олимпиаде

Кроме того, предприимчивый вице-мэр сумел крупно нажиться на прошлогодней пекинской Олимпиаде. Сделав свою любовницу хозяйкой одной из строительных компаний, он давал ей выгодные подряды на возведение олимпийских объектов и к тому же брал взятки за отвод земельных участков.

Лю Чжихуа - не самый крупный из столичных начальников, оказавшихся на скамье подсудимых. Еще в первые годы реформ был выведен из состава Политбюро ЦК КПК и отдан под суд "китайский Гришин" - первый секретарь Пекинского горкома Чэнь Ситун. Его прочили в генеральные секретари ЦК, в преемники Дэн Сяопина, а приговорили за лихоимство к 16 годам тюрьмы.

Коррупционеров нынче ищут и находят не только среди мэров городов, губернаторов провинций и их заместителей. Но и в стенах китайского парламента. Осужден за лихоимство в особо крупных размерах заместитель председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чэн Кэцзе. Бывший вице-спикер прежде был губернатором провинции Гуанси. Он оказывал предпринимателям незаконные услуги и набрал за это взяток на 4,5 миллиона долларов. Разоблачение вице-спикера потянуло за собой целый шлейф коррупционных дел в Гуанси. Расстрелян мэр города Гуйян 48-летний Ли Чэнлун, успевший присвоить более 500 тысяч долларов.

Осуждение вице-спикера китайского парламента - самое крупное коррупционное дело в верхах после того, как вышеупомянутый мэр Пекина Чэнь Ситун попал в тюрьму за взятки. Однако конфискованные у него почти 8 миллионов долларов были присвоены сотрудниками созданного в прокуратуре Управления по борьбе с коррупцией. Пришлось расследовать деятельность 1377 инспекторов. Причем 756 из них получили партийные взыскания, а 73 были привлечены к уголовной ответственности. Если уж в Верховной народной прокуратуре выявлены такие злоупотребления служебным положением, что тогда говорить о других звеньях партгосаппарата!

Пока партию и государство возглавлял шанхаец Цзян Цзэминь, в Пекине появилось много его земляков. Нынче шанхайский диалект выходит из моды в коридорах власти. Смещен с должности и выведен из состава Политбюро ЦК протеже прежнего лидера - первый секретарь Шанхайского горкома Чэнь Ляньюй. Как установлено в ходе расследования, он причастен к растрате около 400 млн долларов из пенсионного фонда Шанхая.

Начато искоренение коррупции в правоохранительных органах. Замминистра общественной безопасности КНР генерал Ли Цзичжоу разоблачен как участник преступной группы, причастной к контрабанде автомашин и нефтепродуктов на 3 млрд долларов. Фигурантами этого дела стали около 200 чинов полиции и таможни города Сямынь.

Миллион осужденных за взятки

За 30 лет реформ к уголовной ответственности за взяточничество привлечено около миллиона сотрудников партийно-государственного аппарата. Однако даже несмотря на публичные казни, полностью искоренить случаи сговора предпринимателей и чиновников по принципу "твоя власть - мои деньги" не удается.

Почему же переход от плановой экономики к рыночной стал столь благоприятной почвой для коррупции - сорняка, который никак не поддается прополке? По мнению заместителя директора Академии общественных наук Китая Янь Фана, отставание политических реформ от экономических позволяет чиновникам скрывать от общественного контроля управление госимуществом и природными ресурсами. Это помогает им превращать народное богатство в личную собственность. Такого рода злоупотребления обрели самые разные формы - от торговли экспортно-импортными лицензиями и выгодными госзаказами до фиктивного банкротства частных предприятий, дабы продавать их за бесценок в частные руки.

Негативным побочным последствием экономических реформ, считают китайские ученые, стал процесс "капитализации власти", то есть превращение служебного положения в капитал, приносящий дивиденды. Вместо того чтобы играть роль судей, следящих за соблюдением правил игры на рыночном поле, чиновники порой присваивают себе функции игроков.

Рассказав о доводах ученых одному высокопоставленному партийному руководителю в Пекине, я услышал, что полностью искоренить коррупцию действительно не удается. Однако ее можно держать под контролем. Он обратил мое внимание на то, что в китайском политическом лексиконе нет слова "олигарх". Власть в Китае, к сожалению, порой становится капиталом, средством извлечения прибыли. Но Компартия жестко пресекает попытки превратить власть в товар, который можно купить. За мзду чиновники оказывают предпринимателям услуги, но решительно избегают попадать к ним в зависимость. "Партия никогда не позволит, чтобы хвост вертел собакой", - заключил мой собеседник.

Как пресекли финансовые пирамиды

Размышляя над всем этим, думаю, что ужесточением наказаний коррупцию в Китае удалось если не пресечь, то обуздать. В 1994 году, когда я работал в Китае и начал писать в "Российскую газету", в нашей стране пышным цветом расцвели финансовые пирамиды. Последователи Мавроди появились и в Китае. Был создан инвестиционный фонд якобы с благородной целью: наладить в стране производство одноразовых шприцев.

По канонам финансовой пирамиды создатели фонда предложили вкладчикам баснословный доход: 5 процентов от вложенной суммы в месяц (то есть 60 процентов годовых). Деньги потекли рекой. Причем чаще всего от руководителей предприятий и учреждений. Задержал зарплату или платежи за коммунальные услуги на месяц - и с каждого вложенного миллиона получаешь ежемесячный навар в 60 тысяч.

К чести китайских правоохранительных органов, они меньше чем за год раскусили сущность финансовой пирамиды. Трое ее создателей были отданы под суд и публично расстреляны перед толпой. После этого ни одной новой китайской пирамиды не возникло. А число обманутых вкладчиков составило в КНР всего 236 человек, тогда как у нас их количество измеряется многими сотнями тысяч. Так что в данном случае суровость наказания себя оправдала.

О ВРЕДЛИТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В МО

В своё время писатель Салтыков-Щедрин написал сатирическую сказку "Медведь на воеводстве", где главный герой Топтыгин оскандалился тем, что "чижика съел". На какие мысли натолкнул бы классика русской литературы современный Топтыгин - министр обороны Сердюков, в прошлом директор мебельного магазина, даже представить страшно.

Вот как описывает "подвиги" Сердюкова военный публицист Владислав Шурыгин:

"В недрах Министерства обороны может вспыхнуть серьёзный скандал. К концу подходит ремонт здания Генерального Штаба, и результаты этого ремонта могут дать повод для проверок Счётной Палаты и прокуратуры.

По разным данным, на ремонт здания Генерального Штаба было потрачено до ПОЛМИЛЛИАРДА (!!!) долларов.

Уникальные наборные паркеты, карельский гранит, белый мрамор, дубовые подоконники, раритетные авторские каменные панно, созданные известными советскими художниками, - всё это было безжалостно уничтожено, ободрано и вывезено в неизвестном направлении. Вместо них теперь царят унылый пластиковый сайдинг, гипсокартон, дешёвая напольная плитка, линолеум и мебель в стиле соцминимализма от "ИКЕА".

При этом, потратив такие деньги на ремонт, в самом его конце вдруг вспомнили, что забыли про связь и защиту здания по линии РЭБ, без которых функционирование такого государственного объекта просто невозможно. И теперь нужно где-то срочно изыскать ещё несколько десятков миллионов долларов на закупку и установку этого оборудования. А ведь всего два года назад в здании ГШ была полностью закончена установка новейшей системы защиты от радиоэлектронного проникновения и создана единая защищённая сеть на оптоволокне.

Связисты буквально со слезами на глазах вспоминают, как сразу после приказа Сердюкова о начале ремонта орава таджиков-гастарбайтеров, запущенная фирмой-подрядчиком, буквально крушила ломами и кувалдами многомиллионное оборудование, уничтожала всё на своём пути, расчищая "стройплощадку".

Несоответствие суммы затраченных на ремонт денег убогому результату таково, что даже у видавших виды депутатов Государственной Думы глаза на лоб полезли, и сейчас целая группа депутатов готовится выступить с требованием финансовой проверки и прокурорского расследования проведённого ремонта.

Зачем был нужен ремонт здания, где всего за год до этого был проведен аналогичный ремонт, в ходе которого оно было оборудовано самыми новейшими системами жизнеобеспечения и работы?

И во что реально обошёлся такой "ремонт" российской казне? Это не праздные вопросы. Сегодня точная цифра известна разве что паре лиц из ближайшего окружения Сердюкова и тщательно скрывается от посторонних глаз, так как никакого чётко оговоренного бюджета и отработанного архитектурного и дизайнерского проекта просто не существовало, и ремонт велся, что называется, "на глаз".

Достаточно вспомнить, как в течении двух месяцев ПЯТЬ(!!!) раз переделывался свет в входных холлах здания. Менялись системы освещения, дорогие люстры сменялись на галогеновые светильники, те в свою очередь меняли на подвесные системы искусственного света и снова подвешивали люстры. При этом спешка была такой, что повешенные утром светильники уже на следующий день после визита Сердюкова с грохотом срывались и грудой скидывались в ящики, после чего исчезали в неизвестном направлении, а на их месте появлялись новые, чтобы через неделю повторить судьбу предыдущих.

Апофеозом "перестроек" стала истерика Сердюкова, который два месяца назад пришёл принимать ремонт четвёртого и восьмого этажей и вдруг увидел, что вместо милых его сердцу "бизнес-румов", где в метровых клетушках должны работать офицеры под неусыпным наблюдением сидящего к ним лицом в отдельной клетушке начальника, строители возвели полагающиеся по требованиям секретности помещения. Ярость питерского мебельщика просто не знала границ! Видимо, это задело самые чувствительные струны его тонкой души, и когда робкие прорабы заикнулись о том, что они "нарезали" помещения согласно специальному приказу министра обороны об обеспечении секретности, Сердюков просто взорвался.

- Кто здесь министр? - громыхал он - Я здесь министр обороны! Какой ещё приказ? Я здесь приказы пишу!..

...О том, что существуют приказы, которые были подписаны ещё до него и продолжают действовать, министр Сердюков, видимо, не догадывается...

- Немедленно всё переделать так, как я сказал!

И снова коридоры Генштаба наполнились гастарбайтерами с кувалдами...

Теперь всё переделано так, как мечталось Сердюкову. Отделы и управления Генштаба запихнуты в "курятники" по 15-20 человек, где плечом к плечу, как школяры или "бизнесвокеры", офицеры должны "функционировать". О том, что в этих условиях понятие "военной тайны" становится пустым звуком, - никто старается не думать.

- О каких секретах вы тут мне рассказываете? - раздражённо бросил Сердюков одному из генералов, попытавшемуся вступиться за строителей.

Впрочем, волюнтаризм и вера в собственную непогрешимость Сердюкова уже давно никого не удивляют. Помнится, буквально за пару недель до нападения Грузии на Южную Осетию, в ответ на попытку исполняющего обязанности начальника ГОУ приостановить переезд ГОУ из здания Генерального Штаба в здание ШОВСа, которое было абсолютно не готово к приёму ключевых управлений и не имело не то что линий спецсвязи с войсками, но даже достаточного количества номеров обычной городской телефонной сети, Сердюков точно так же бросил: мол, чего вы тут мне рассказываете об угрозах. Какая ещё война? С кем вы воевать собрались? Выметайтесь!

И день нападения Грузии на Южную Осетию Главное Оперативное Управление Генерального Штаба встретило на улице, загружая грузовики с имуществом. А ввод войск по степени неорганизованности и хаоса мало чем отличался от печально знаменитого ввода войск в Грозный 31 декабря 1994 года...

После ремонта каждому офицеру будет полагаться небольшой офисный стол, шкафчик для вещей - примерно такой же, как в общественных бассейнах, и небольшой, с женский саквояжик, сейф. Размеры его министр оговорил лично: "Чтобы бутылку водки нельзя было поставить!.." О том, что её можно положить горизонтально, министр не догадался...

С водкой проблему министр решил, а вот о том, где офицеру хранить полевую форму и "тревожный чемодан" на случай срочной командировки, он за другими стратегическими решениями не подумал.

Зато обзавёлся собственным закрытым от всех глаз бункером для въезда в здание. Страх министра перед собственными подчинёнными оказался таков, что его апартаменты превращены в настоящую крепость. Даже на окнах, выходящих во внутренний двор здания Генштаба, установлены специальные противогранатные сетки, и офицеры теперь в курилках гадают, от кого же должны защитить они вельможное тело?

Впрочем, поводов избегать прямых контактов с подчинёнными у господина Сердюкова более чем достаточно.

Так, по всем видам и родам войск разослано секретное указание, где расширяется список кандидатов на увольнение без денег и жилья. Теперь туда попадут даже те, кто давным-давно заслужил все льготы и право на квартиру. По этому указанию под проведение аттестации на предмет увольнения по несоблюдению контракта отныне попадают и те, кто продлил контракт сверх предельного срока. Обычно это лучшие специалисты, которых обычно уговаривают ещё на год-два задержаться на службе. Теперь любой начальник может совершенно спокойно потребовать от такого офицера сдать, к примеру, норматив по "физо", и если тот не уложится в него, уволить человека без выходного пособия и жилья, как не выполнившего пункт контракта. Сейчас поговаривают, что под этот же приказ подведут и тысячи тех офицеров, кто служит, не заключая контракт, - это фактически уже уволенные офицеры, которые не могут уволиться и продолжают служить по причине того, что не получили квартиру. Этот приказ должен будет их подстегнуть увольняться с переводом в гражданскую очередь - т. е. фактически "в никуда"...

С удовольствием посмотрели бы в глаза господину Сердюкову и его правой руке Макарову так же те офицеры, которых сейчас почти пинками загоняют под приказ о ротации, по которому любого офицера могут без всякого его согласия назначить в глухомань, да ещё и на нижестоящую должность. А если он не согласится, то выгнать из армии без выходного пособия и жилья. Этот приказ делает офицеров фактически рабами, отнимая у них какие-либо права вообще!

Зато теперь офицером Генерального Штаба может стать любой выпускник военного училища. С подачи всё того же Сердюкова господин Макаров подписал директиву по новым штатам Генштаба, согласно которой должность офицера-оператора - одна из основных в Генеральном Штабе - отныне становится майорской категорией. Т.е. занимать её можно с должности командира взвода, максимум - роты! Причём без всякой академии, без которой раньше попасть на эту должность было невозможно.

Можно представить стратегический и оперативный уровень будущего российского Генерального Штаба, наполненного "стратегами" с погонами "старлеев" и капитанов, которые, к тому же, дольше трёх лет здесь (по приказу о ротации) просто не прослужат. Т.е. даже толком войти в свои должности не успеют!

Может быть, господину Макарову правильнее Генеральный Штаб переименовать в Главный Проходной Двор Вооружённых Бригад Российской Федерации, а самому из НГШ стать НПД - Начальником Проходного Двора?"